Выжить среди руин

Всегда была человеком, который не верит в судьбу.
Для меня есть человек, его воля и борьба.
Чудеса были связаны с конкретными людьми.
Но вот после истории с Сергеем Владимировичем, начала задумываться.
В последнюю нашу поездку на Донбасс, нам дали его адрес, чтобы отвезти гуманитарную помощь (читать здесь).
Адрес, это, конечно, громко сказано.
Его дом в Хрящеватом еще в августе был разрушен под основание артобстрелами.

Continue reading

Плохие новости. Луганск

Байдушев Емельян Васильевич, которому мы привозили в марте инвалидное кресло и еду, умер.
Летом, его дом в Хрящеватом был полностью разрушен. Они с женой по счастливой случайности оказались в огороде, что и спасло им жизнь. Но осколками получил ранение — посекло ногу. Постоянно сочилась сукровица, ранения не заживали — мокли. Его мучали жуткие боли, на лекарства денег не было.
Его жена потеряла двух сестер, одну из них убило на месте — накрыло миной в огороде, при бомбежке поселка. Тело лежало в огороде полтора месяца, пока огневая линия из поселка не ушла. Даже захоронить не могли во время этого ада. Вторая сестра умерла от инфаркта в первый день перемирия.
Теперь Клавдия Михайловна осталась одна, живет в общежитии в Луганске.
Осознать подобное невозможно. Мозг упирается и отказывается понимать.
11073439_1448937175397262_511571794_n.jpg

вторая новость

А что для вас 400 рублей?

— Вы меня узнали?
— Доченька! Конечно!!!
Галину Васильевну мы нашли быстро.
Можно сказать благодаря ней, мы стали возить помощь в Хрящеватое.
Зимой заехали сделать фотографии. Обрушенные дома, бтры и куски военной техники.
А увидели ее, идущую тихонько между сгоревшими танками и обломками заборов.
Хрящеватое поселок небольшой.
Был маленький, а стал совсем крошечным, почти превратившись в руины
До сих пор половине поселка не дали свет. Воды нет ни у кого. Пенсий, пособий и зарплат тоже. Живут сборами с огорода и крохами гуманитарной помощи, которая почти до них и не доходит.
Галина Васильевна маленькая, почти крохотная. Хочется ее обнять, и взять на руки.
Мы приехали, как и обещали

Continue reading

Один

Куценко Сергей Владимирович.
Дом полностью разрушен еще в августе при артобстреле. Семьи нет, живет один, в бараке…
Девчонки из сельсовета Хрящеватого помогали нам развозить гуманитарную помощь.
— Он болеет давно, с ногами у него что-то. Гниют вроде. Не знаю.
Мы подъезжаем к одноэтажной застройке, а его дома нет
— Далеко не уйдет.
Сергей Владимирович шел с одним костылем, перемотанным изолентой и сломанным. Еле шел — вокруг камни, колдобины, ноги подкашиваются. Костыль тоже еле держится и подгибается.
А ведь электричества и воды нет.
Я не знаю почему, но он мне в душу запал

Continue reading

Пережить вторую войну

Козлов Николай Иванович.
Дом разрушен до основания. Остались остовы стен.
14 августа потерял руку от осколков.
Алла Николаевна, верная жена, сидит рядом на скамейке, кладет свою руку на его ногу. Автоматически, ища его ладонь, чтобы закрыть, погладить.
А ее нет. Убирает растерянно, а потом опять кладет, словно пытаясь найти…

Continue reading

Среди руин

Вернулись. В другую реальность. В другой мир.
Рестораны, целые дома, магазины битком, хотя хамона нет — беда.
В крошечном Хрящеватом из 527 домов — 80 полностью сгорели, 27 разрушены полностью ударами градов, минометов и гаубиц почти до основания, 77 — крупные разрушения — не подлежат восстановлению. Остальные — все потеряли окна, в той или иной степени крыши или еще и стены. 34 погибших. В соседней Новосветловке 600 ранено, 200 погибших. На каждой улице сожженые танки, бтры. А еще руины, руины, руины… А между ними люди, дети, жизнь…
Почитайте про эту жизнь.

Continue reading

Гуманитарная помощь. 5 машина

2 тонны еды + детские вещи, смеси, памперсы, и подарки.
А еще не поверите, помимо инвалидных кресел, мы везли в этот раз новое пластиковое окно (Света, спасибо!), коробки сковородок, смесителей (Наташа, класс!) и кучу всего полезного.
Мне часто пишут, что сейчас перемирие, тихо, что хватает и без наших машин помощи.
Отвечу — никаких машин не хватает. Поверьте, там, в целом, катастрофа. Люди выживают.
Голодных смертей похоже сейчас нет, во всяком случае в Первомайске. Тихо, реже бывают приходы снарядов, хотя стрелковое частенько слышно. Перемирие, но все замерли в ожидании нового ада.
Коммунальщикам надо поставить памятники. Они быстро реагируют на происходящее. Чинят, восстанавливают. Бесплатно — деньги платят крайне редко.
У многих не осталось ничего, и они живут в подвалах и бомбоубежищах. Одеваются в то, что передают, едят то, что привозят.
В некоторых поселках, таких как Хрящеватое, Металлист, ситуация ужасная с гуманитарным снабжением. Они очень пострадали еще летом, сейчас же в «тылу» давно, но… Про них забыли.
Дочитайте до конца этот пост — отчет.

продолжение

Припять Донбасса

Посмотрите на эти глаза.
Вам скучно?
Посмотрите на эти дома.
Вам надоело?
Посмотрите на эту боль.
Ничего нового?
Нужно вывернутое мясо, снаряды из мертвых тел? Рыдающие дети возле оголенных трупов?
11072499_10152716762301404_1571677795_n
Continue reading