А что для вас 400 рублей?

— Вы меня узнали?
— Доченька! Конечно!!!
Галину Васильевну мы нашли быстро.
Можно сказать благодаря ней, мы стали возить помощь в Хрящеватое.
Зимой заехали сделать фотографии. Обрушенные дома, бтры и куски военной техники.
А увидели ее, идущую тихонько между сгоревшими танками и обломками заборов.
Хрящеватое поселок небольшой.
Был маленький, а стал совсем крошечным, почти превратившись в руины
До сих пор половине поселка не дали свет. Воды нет ни у кого. Пенсий, пособий и зарплат тоже. Живут сборами с огорода и крохами гуманитарной помощи, которая почти до них и не доходит.
Галина Васильевна маленькая, почти крохотная. Хочется ее обнять, и взять на руки.
Мы приехали, как и обещали

Continue reading

Ваши чуткие и отзывчивые сердца

Вот такое письмо получила: «Евдокия! Когда мы обращались за помощью, о такой даже не мечтали! Спасибо вам и всем, кто вместе с вами занимается гуманитарной помощью. Большое спасибо за продукты питания, за лакомства и фрукты для детей, за игрушки, весы, а за медицинские средства даже не нахожу слов, чтобы в полной мере выразить благодарность. У нашего папы от волнения и от избытка чувств подскочило давление… Огромное-преогромное спасибо за тест полоски, инсулин- можно быть спокойными, что ребенку их хватит до конца года. А шприц ручка и игл к ней хватит не на один год.
Дай вам, Бог, здоровья и еще раз спасибо за помощь, за ваши чуткие отзывчивые сердца.
Родители Топольской Кристины г.Луганск»
А потом дописала: «Евдокия, а может Дуняша? — очень хороша эта ласкательная форма».
Светлана, конечно можно!) Нужно!
Кристина (справа) получила так жизненно важные ей тест-полоски. У девочки недавно обнаружилась сложная форма диабета, а они живут в Луганске. За последние 7 месяцев родители получили зарплату 1000 гривень (2000 рублей). Инсулин выдают, но с остальным большая проблема на Донбассе.
Но это не все

Continue reading

Счастье помогать

— Дуня, мы посылку для Оли привезли, там письмо внутри.
Дома бардак. Тюки вещей, горы памперсов до потолка, коробки со смесями, пюре. Инвалидные кресла, детские коляски.
Дарья — приехала с пакетами и коробкой на метро. Я в суматохе убрала коробку и не поняла для кого она. Имя пропустила мимо ушей.
Сначала решила для Кристины — девочки, больной диабетом, для которой собирали шприцы и тест-полоски для глюкометра.
А потом заколебалась. Дарья, каюсь, заглянула… и прочитала… Вы уж простите… Не смогла не прочитать…
Оля — это девочка, которая живет в бомбоубежище Первомайска. Ей 9 лет, и она пишет стихи про войну и ее жизнь в осадном городе, тетрадку с которыми она нам подарила, разрешив опубликовать.

Continue reading

«За улыбку твою»

В прошлый раз мы случайно попали в Краснодонский интернат для детей инвалидов.
Эвакуация таких детей в условиях бомбежки в подвалы практически невозможна. Многие дети совсем взрослые, часть не умеет ходить. А работают в интернате одни женщины. Летом снаряды падали в 150 метрах от детского дома. Но никто из работниц не ушел и не бросил детей.
Эти женщины — герои. Не бросить детей, остаться с ними без зарплат, под обстрелами мыть горшки, успокаивать их — только настоящие Люди на такое способны.
Тогда мы попали туда совершенно не подготовленные, с какими-то сосательными конфетами, которые оказалось детям нельзя давать, и нелепыми игрушками, которые и подарить невозможно.
Совершенно не знали как общаться с подобными детьми.  Бегала между ними и в панике мяла пальцами шоколадные конфеты, пытаясь положить им их в рот.
После поста про этот детский дом, мне отписало много людей с желанием помочь.
11005688_10152669572231404_835030126_n
Continue reading

Только не плакать!

Но это не грустный пост. Наоборот.
Написала недавно историю героической и потрясающей Черных Любовь Михайловны из Луганска. О том, как она потеряла в результате обстрелов ногу и руку, когда помогала на птицефабрике вытаскивать трупы кур. Летом, когда была угроза заражения города от инфекции.
Когда мужчины отказывались идти выгребать гниющие тела птиц. Когда там находиться больше 15 минут было нельзя. Люди теряли сознание. От запаха, смрада, жары. Это все почти под постоянные обстрелы города.
Любовь Михайловна под градами и ураганами помогала. И лишилась ноги и руки.
Когда мы навестили в ее доме в поселке Фабричном, она попросили одного: «кресла бы, весной это надо отдать, да и колеса сломаны — почти не ездят».
И знаете что?

Continue reading

Женщины и война

Друг написал в личку про поездки в Луганск: «Стоит ли это того? Олигархические кланы ведут разборки. Гибнут простые люди. История стара как мир«.
Даже как-то растерялась. Что могу сказать? За последние несколько недель, от друзей это главный вопрос — зачем рисковать?
На это могу ответить одной историей.
Есть такая Черных Любовь Михайловна, 53 года рождения.
Continue reading