Апокалипсис

Сварила утром яйца.
Стою, чищу от скорлупы, а из одного вода потекла.
Смотрю, в нем нет желтка.
Ну вообще нет.
Один белок, а в нем зияющее пространсто. Как будто желток вынули сразу после варки до меня. Дыра четко очерчена, а в нем жидкость прозрачная.
И намека на зародыш нет.
Мороз по коже.
Прихожу в сад за ребенком, а там надо домашнее задание сделать — снежинки из бумаги. 6 штук по 6 см в диаметре.
Continue reading

30

Уже неделю в трансе.
Вру. Год.
А может даже два.
А все дело в этой первой циферке 3.
Три, три… Нет — тридцать…
Есть ли жизнь дальше?
Иду вчера, холод, ежусь. Забираю ребенка с занятий, а тут группа подростков, может уже студентов, стоит курит на улице. Хохочут, обжимаются, кричат.
Continue reading

Пошла в спортзал

— Чо, булки качать будем?
Квадратный бодибилдер-тренер разил виллами.
— Эээээ
Начала оправдываться спортивными достижениями
— Ниндзя что ли? Ладно пошли.
И тут для меня открылся новый мир.
Тренажерный зал всегда был космосом и загадкой природы. ЗАЧЕМ????
Continue reading

Эгладор! часть 2

Первую часть читать здесь
Первое, что сделала, приняв новую жизнь — обновила гардероб (не ходить же как цивил?!). Свои штаны решила расшить. Шить категорически не умела, как впрочем и вышивать. Что смогла — сделала. От привычного «Толкиен жив» или «Толкиен forever», пошла дальше — вышила даже что-то рунами вроде патетического «О, Валинор!».
Еще обратила внимание, что многие уважающие себя эгладорцы, носят на голове полоски. Моя подруга, сумеречный эльф Айрэн (в миру Маша) — тоже хоббитского вида юная «дева», не старше 15 лет, с плащом из цветной простыни осведомила — «Хайратник». Хайратник — стал новой бедой для учителей и соседей, которые твердо уверовали, что я попала в секту, и почти на грани того, чтобы спиться или сколоться. Эти «полоски» у меня были разные — из бисера, из кожи, из тесемочек. И главную миссию выполняли — повергали в инфаркт родственников, продавцов и знакомых родителей, и стали тем, что вознесло меня на высоченные миры Лотлориена и прочих божественных мест.
Были выволочены из стенного шкафа родителей все бабушкины юбки, тряпки и платья. Эльфов называли, между прочим, занавесочниками. Я не стала идти против традиции, расширив ее шторами, наволочками и кружевами.
Рюкзак же, который перекочевал от старшего брата в мои руки, был мгновенно исписан замазкой. Вначале на нем значились высокопарные фразы на эльфийском и с переводом на русский. По мере накопления опыта пребывания в Нескучном, надписи и атрибутика усложнялись, и к ним добавились неожиданно новые — «Цой жив», «Бутусов — да!» и прочий хрестоматийный ужас.
Continue reading

Эгладор! О боже, я толкиенист

— Нарекаю тебя отныне… Нимродэль!!! — торжественно произнес Гэндальф, невысокого роста молодой человек с жиденькими бакенбардами, в очках и кожаной куртке. Вид у него был скорее, как у кота Базилио, чем как у крутого мага. Но Нимродэль, т.е. меня, это слабо волновало. Опустив обмотанноую голубой изолентой хоккейную клюшку, изображающую меч, маг закончил «крещение».  Сердце бешенно билось, душа воспарила —  я прошла инициацию и стала членом большой «братии» толкиенистов.
С этого момента, я уже была не какая-нибудь обычная школьница, «цивил» — как я уже спустя полчаса презрительно буду называть всех нормальных и здоровых людей, а самый настоящий эльф.
Хотя, если быть честной, мне в пору было бы стать гномом, а точее даже хоббитом.
Но куда мне! Само собой желающих было не так уж и много. Кто захочет быть страшным и мерзким орком, или мелким и волосатым хоббитом?
Самой популярной «национальностью» была естественно эльфийская. Они ведь все поголовно красивые, умные, ну и бессмертные. Ну и я поддалась стадному инстинкту. Поди не дура — тоже захотелось стать умной и красивой. Кхе. Людьми не становились, ну только если очень знаменитыми — Баромиры, Фаромиры, ну и, конечно, была масса Арагорнов. Не считая великой четверки (бродило около дюжины Фродо, Сэмов, Пиппинов и Мэрри), хоббиты были тоже не на топовых позициях. И это было в махровые 90-ые, когда ни о какой экранизации «Властелина колец» и речи не шло.
Continue reading

Звериный оскал капитализма

Вожу ребенка на подготовку к школе. Математика, чтение — все как положено. Всё, что будет заново учить бедный первоклассник, но все равно должен знать заранее.
Начала вспоминать свой первый класс.
И поняла — вообще почти ничего не помню. А что помню —  совсем не относится к учебе.
В школу пошла в самый отличный для этого момент — в 1991 году. Как сейчас помню.
Мы в августе в Крыму, а тут все разговоры — другая страна, все мечутся, в панике. Но для меня это было пустым звуком.
Какая такая другая страна? Вернулись в Москву, и пошла в школу. Сияющий с букетом первачок.
А там учителя в растерянности. Как учить? Чему?
А мы — октябрятами будем или нет? Вот помню, как еще в саду страсть как зивидовала алым галстукам братьев. Прямо давилась от зависти. Брала их, гладила. А тут даже октябренком не стану.
Ходить ли в форме? Мы все пришли в ней, советской и хрустящей от чистоты. В фартучках белых для праздников, и были еще — черные, для каждого дня. И воротнички, заботливо купленные родителями еще до лета. До того самого лета. А потом родителям сказали — ходите в чем ходите…
А еще помню, как к нам приезжали американцы.

Continue reading

Первая любовь

Это не был садовский друган, с которым нас, как и прочих хулиганов, не желающих спать днем, откладывали отдельно на раскладушке в игровой.
И даже не школьный походный старшеклассник, который мастерски рубил топором дрова, и якобы от чьего имени, мерзкие подружки кидали валентинки для меня с дурацкими признаниями.
Я натура была весьма увлеченная. И была увлечена тогда в первую очередь книгами.
К своему стыду признаюсь, это был
Continue reading

Про жж

Любимые мои друзья!
Многие из Вас добавили меня по-разным причинам. Кто-то разочаровался впоследствии обнаружив совершенно нетематичный журнал. То про путешествия, то мои бесконечные влипания, то полубезумные размышления, эссе и рассказы, то какие-то еще более ненормальные предприятия, то детские зарисовки и фотографии.
После некоторых сумасшедших заметок наблюдала скачок расфренживания, видимо, от людей, ожидавших от меня тоннами отчеты об отелях, красивых фотографий аля Доля.
Я честно пыталась сделать жэжэшечку на одну какую-то тему. Но у меня также честно это бесконечное количество раз не получалось. И сейчас, глядя на почти двухлетнее творение не могу сформулировать о чем этот журнал…
И еще, хочу сказать про Вас.
Continue reading

Можно я похвастаюсь?

Можно я похвастаюсь? Можно, можно?
Это было сумасшедше-водное лето.
Я достала всех водой. И буду доставать еще и еще. До посинения.
Этим летом я впервые пронырнула на 25 метров. Большей глубины попробовать не было возможности((
Для опытных фридайверов — это ничто. Но я всегда ныряла одна, поэтому даже не знала свои возможности.
Теперь хочу попробовать 35, а в идеале 40)
А еще к нам заезжал фотограф. И я теперь тоже хочу такой же большой фаллический фотоаппарат с чехлом для подводной съемки.
10462356_10152404262538790_1747069567491369480_n
Далее…

Око за око

Сидели мы как-то на днях в саду и пили, как водится, портвейн массандровский. Зашел разговор о различных безумных историях, о религиозных экстазах и наркотиках. И тут я вспомнила историю, рассказанную мне когда-то Серегой.
Был у него приятель, точнее приятель друга. История довольно старая, что частностей не помню. Но помню главное.
Этот самый приятель наелся то ли лсд, то ли амфетаминов или еще чего посерьезнее.
И случился у человека религиозный приход. Да такой мощной силы, что у человека заклокотало все. Всеми фибрами души он почувствовал Бога в себе. Да так сильно, что взял Библию, и поехал к храму Христа Спасителя.
Встал на улице под куполами, и начал читать. И каждая строчка рубит, как топор. Чувства подкатили к нему, и читает каждую фразу, и каждое слово отдается в каждой клеточке его бытия. Мир изменился.
«Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя»
Continue reading