Кант, прости меня

Феодоре подарили Нинтенду.  На ней стоит Супер-Марио.
Нинтенда, это ни какая-нибудь Сега или Денди из нашего детства! Хотя у меня их и не было — они была лишь объектом зависти.
Эта такая портативная, с тачами и все такое. Даже с выходом в интернет. А Марио такой же! Двухмерный, прыгающий на бошки черепахам, собирающий грибы и если очень повезет умеющий пулять по врагам фаерболами.
Мы все втроем по очереди рубились в этого мерзкого итальяшку. Ладно бы просто все играли. Ну нет же! Серега дошел до 5 уровня, и как-то скис. Феодору всегда можно было переключить, яжемать и знаю как это вредно и плохо для ребенка!
Сама же похоронила около недели своей жизни, ожесточенно рубясь по ночам с танцующими гусеницами, зубастыми цветками и разного рода рептилиями.
Обычно в районе 5 утра, осоловев, с дрожащими руками, когда в миллионный раз эти твари черепахи-зомби, которых нельзя убить, меня валили в самом легком месте, я понимала всю фатальность и жалкость своей ситуации, шла спать.
Continue reading