Пережить вторую войну

Козлов Николай Иванович.
Дом разрушен до основания. Остались остовы стен.
14 августа потерял руку от осколков.
Алла Николаевна, верная жена, сидит рядом на скамейке, кладет свою руку на его ногу. Автоматически, ища его ладонь, чтобы закрыть, погладить.
А ее нет. Убирает растерянно, а потом опять кладет, словно пытаясь найти…

Continue reading

Среди руин

Вернулись. В другую реальность. В другой мир.
Рестораны, целые дома, магазины битком, хотя хамона нет — беда.
В крошечном Хрящеватом из 527 домов — 80 полностью сгорели, 27 разрушены полностью ударами градов, минометов и гаубиц почти до основания, 77 — крупные разрушения — не подлежат восстановлению. Остальные — все потеряли окна, в той или иной степени крыши или еще и стены. 34 погибших. В соседней Новосветловке 600 ранено, 200 погибших. На каждой улице сожженые танки, бтры. А еще руины, руины, руины… А между ними люди, дети, жизнь…
Почитайте про эту жизнь.

Continue reading

Только не плакать!

Но это не грустный пост. Наоборот.
Написала недавно историю героической и потрясающей Черных Любовь Михайловны из Луганска. О том, как она потеряла в результате обстрелов ногу и руку, когда помогала на птицефабрике вытаскивать трупы кур. Летом, когда была угроза заражения города от инфекции.
Когда мужчины отказывались идти выгребать гниющие тела птиц. Когда там находиться больше 15 минут было нельзя. Люди теряли сознание. От запаха, смрада, жары. Это все почти под постоянные обстрелы города.
Любовь Михайловна под градами и ураганами помогала. И лишилась ноги и руки.
Когда мы навестили в ее доме в поселке Фабричном, она попросили одного: «кресла бы, весной это надо отдать, да и колеса сломаны — почти не ездят».
И знаете что?

Continue reading

Женщины и война

Друг написал в личку про поездки в Луганск: «Стоит ли это того? Олигархические кланы ведут разборки. Гибнут простые люди. История стара как мир«.
Даже как-то растерялась. Что могу сказать? За последние несколько недель, от друзей это главный вопрос — зачем рисковать?
На это могу ответить одной историей.
Есть такая Черных Любовь Михайловна, 53 года рождения.
Continue reading

Заметки с войны

В моей жизни за последний месяц произошли глобальные изменения.
Окутал такой мрак, что сложно передать.
Многочисленные истории, услышанные в Новосветловке, Луганске, Первомайске не дают покоя.
Детские лица, надписи на домах, бабушки еле шагающие по лестницам за хлебом, дома с разрушенными подъездами…
Больше всего в мире хотела бы расслышать эти истории. Забыть эти лица. Хочу ходить по магазинам и кино, и спорить яростно в интернете, как раньше, о том, кто прав, а кто виноват.
Но с другой стороны — это жизнь, и я ее должна знать. Запомнить ее. Все мы должны знать, и не отворачиваться. Не прятать голову, и понимать: война — это, черт возьми, не сводки с мест, не бравурные заявления главнокомандующих. Война — это вечная боль и страх.
— Летом мы хоронили трупы в огородах. Такая бомбежка шла, что у дома могли только закопать… А в городе стоял трупный запах. Сколько погибло — до сих пор неясно. Бывает, что тело может лежать в квартире долго. И никто не знает. Может до сих пор где-то кто-то лежит…

Continue reading