Это Африка, детка!

Ехала я как-то на большую землю, т.е. в город, в Кейптаун. Станция, откуда я отправляюсь, является узловой. Сюда стекается несметное множество черных из всех близлежащих окраин. Ну и цветных, само собой. Также из трущоб, где сортиры на улицах, и люди живут в картонных коробках. Белому дорога туда заказана.
Например, недалеко от белого Фиш Хука, где прогуливаются зажиточные пенсионеры и дамы с собачками, располагается Масипумилелия — очередное послеапартеидное детище правящей партии. Масипумилелия, как впрочем и другие более крупные «центры жизни» типо Каэличо, поставляют рабочие кадры для всего Кейпа. Забивая всю платформу, черные и цветные сначала утрамбовывают поезд, похожий на желтую гусеницу, а потом постепенно изливаются из вагонов третьего класса по разным станциям.
А я еду с ними.
Если ты за день не увидел проповедника в вагоне, это удивительно. Ты будешь их встречать почти каждый день, и они всегда будут разные. Первое время я пыталась типологизировать их, иногда приставала к ним с вопросами. Пыталась вычислить от каких церквей они проповедуют. Много записывала их на видео. Со временем стала относится к ним как к обычными продавцам мороженого или носков. А потом они стали обычным шумовым эффектом.

Continue reading

у меня появился поклонник

Неделю назад сидела в поезде кейптаунского «метро», и вдруг осознала, что уже перестала удивляться.
Вокруг толпы черных и цветных, а я зевая смотрю в окно. Руки уже не впиваются мертвой хваткой в сумку.
С разных сторон теснят биг мамас (большие мамы, как их тут называют) — когорта местных черных девушек/женщин. Быть толстой среди черных и цветных не зазорно, а очень даже почетно. Их может быть чуть ли не до трети вагона. Вагона третьего класса, естественно. Они иногда большим стадом заходят в вагон и оккупируют все сидения — остальным без шансов. Мамас бывают всех возрастов. Одеты иногда в миниюбки, цветастые облегающие лосины с еле прикрывающими зад свитерами, ну и это при полуторацентнерах, а то и больше. С тонной гримма на лице, и килограммами бижутерии по всему телу. И смеются, шепчутся, строчат смски поклонникам или подружкам, гремя браслетами. Мамас постарше, могут быть с выводком детей, или с подругами. Вид у них уже не такой легкомысленный. Когда черная мама заходит в вагон, сразу как по стойке смирно выпрямляешься, и кажется, что пришла полиция. Ехать с мамас никогда не страшно, даже поздно вечером. В случае перепалок, они обладают могучим авторитетом и так сказать качественным перевесом. Все время представляется картина, когда какой-нибудь карманник пойман — забьют ведь сумками, живым не уйдет.

Continue reading

Господи, ты с нами в этот день!

Утро в “метро” обещало быть обычным.
Люди по-тихоньку скапливаются в ожидании поезда неравномерно распределяясь по станции. Фасуются по платформе здесь по цвету кожи и по маркам телефона. Несколько белых девчонок прошлепали к началу – там останавливаются вагоны первого класса. К ним подползли несколько цветных мужчин с чемоданами.

Основная же часть – “черных” или “цветных” скопились в центре и конце платформы, ожидая третий класс. Здесь своя жизнь — пакеты из под чипсов на полу, слепые нищие с кружками для подаяний, гогочущие тетки, толстухи в париках, дредастые мужчины и младенцы сосущие грудь у губастых молодух. Некоторые одеты в пальто и шлепки, а кто-то в сапогах и легких маечках. Все вяло ждут “метро” — поезд опять придет не вовремя. Народ подходит уже к следующей электричке, поезда все нет. Следующего тоже нет. Народ прибывает. Обстановка становится нервной. Не потому что поезд не приедет. Нет. Все занимают передний фланг, чтобы первыми попасть в вагон – мест мало, а народу наоборот. Время идет, а поезда нет. Толпа утромбовывается. Пройти к первому ряду все еще можно, но уже сложно.

Заняв позицию в авангарде, я изготовилась к быстрому старту. Вдруг откуда-то пролезла лысая матрона с потертой сумкой от Christian Dior и большой дырой в платье, отпихнула меня, и начала щелкать на своем языке подруге-матроне.

Я решила стоять до последнего, позади же Москва. Но куда мне! Матроны начали оттеснять, но к счастью на горизонте показался поезд.

Continue reading