30

Уже неделю в трансе.
Вру. Год.
А может даже два.
А все дело в этой первой циферке 3.
Три, три… Нет — тридцать…
Есть ли жизнь дальше?
Иду вчера, холод, ежусь. Забираю ребенка с занятий, а тут группа подростков, может уже студентов, стоит курит на улице. Хохочут, обжимаются, кричат.
Continue reading

Мой день

Многие не любят его. А я люблю. Когда родилась, был мороз -20. Я была кулем, из которого ползла вверх тоненькая струйка пара, когда синие от холода родители ловили машину у роддома.
А потом подросла, и этот день стал самый любимый. Я его всегда ждала и ждала. Лазила по шкафам в поисков подарков. Родители как-то подарили мне красную плюшевую мышь, которая была рассекречена, с которой спала потом до университета. А потом как-то Сергеич заявил, что это старый хлам и пылесборник, и выбросил ее.
В универе этот день всегда проходил с треском. ДАС (университетская общага, в которой, я впрочем, не жила, но проводила много время) горел и гудел. Полы были липкими от вина, стол завален сайрой и оливье с докторской колбасой, а углы пластиковой посудой. Дома же мама неизменно готовила свой фирменный пирог и пиццу, и всегда приходили толпы. Мы бегали со швабрами по улицам, висели в метро к верху ногами на поручнях, лазили на крышу ГЗ.
А когда все стали степенными и взрослыми дядями и тетями, я все равно люблю этот гомон, разговоры, нежданные приходы. Не прочь устроить битву на вениках на улице, залезть куда-нибудь, куда нельзя. И… конечно тоже хочется полазить по шкафам в поисках подарка…
Иногда хочется забыть его, особенно когда понимаешь какие цифры на  тебя ползут, а молоденькие девушки называют тебя женщиной. И когда тебя ребенок грозно спрашивает «А что ты мне подаришь?», не принимая никаких аргументов, что ее день рождения только недавно прошел.
Continue reading