Гуманитарная помощь. 5 машина

2 тонны еды + детские вещи, смеси, памперсы, и подарки.
А еще не поверите, помимо инвалидных кресел, мы везли в этот раз новое пластиковое окно (Света, спасибо!), коробки сковородок, смесителей (Наташа, класс!) и кучу всего полезного.
Мне часто пишут, что сейчас перемирие, тихо, что хватает и без наших машин помощи.
Отвечу — никаких машин не хватает. Поверьте, там, в целом, катастрофа. Люди выживают.
Голодных смертей похоже сейчас нет, во всяком случае в Первомайске. Тихо, реже бывают приходы снарядов, хотя стрелковое частенько слышно. Перемирие, но все замерли в ожидании нового ада.
Коммунальщикам надо поставить памятники. Они быстро реагируют на происходящее. Чинят, восстанавливают. Бесплатно — деньги платят крайне редко.
У многих не осталось ничего, и они живут в подвалах и бомбоубежищах. Одеваются в то, что передают, едят то, что привозят.
В некоторых поселках, таких как Хрящеватое, Металлист, ситуация ужасная с гуманитарным снабжением. Они очень пострадали еще летом, сейчас же в «тылу» давно, но… Про них забыли.
Дочитайте до конца этот пост — отчет.

продолжение

Я в Луганске…

Почему?
Задумалась.
Как раз случайно где-то прочитала про «Дуню, которая пиарится, деньги зарабатывает»…
Если бы прочитала это год назад, пожалуй, бросилась бы оправдываться, что-то доказывать. Злилась бы, расстраивалась.
А сейчас, все равно.
Пишу этот пост, и понимаю, что добрая половина читающих не поймет и не поверит.
Но также четко понимаю, что это уже неважно.
Пишу, наверное, больше себе и отвечаю на какие-то свои вопросы.
Наступает порог, после которого уже неважно что думают другие.
Continue reading

Припять Донбасса

Посмотрите на эти глаза.
Вам скучно?
Посмотрите на эти дома.
Вам надоело?
Посмотрите на эту боль.
Ничего нового?
Нужно вывернутое мясо, снаряды из мертвых тел? Рыдающие дети возле оголенных трупов?
11072499_10152716762301404_1571677795_n
Continue reading

Это гаубица, не град

— Пятнадцатого опять начнется. Это так — отпуск…
Ростик бросает сигарету на землю.
— Дай пожалуйста, только чтобы мои не видели…
В Первомайске хочется нестерпимо курить.
Как подросток прячусь, пальцы дрожат.
«Перемирие» здесь пустой звук. Никто в него не верит. И я не верю.
11050965_10152709111146404_1471959583_n
Continue reading

«Хоронят дитей а мамы рыдают»

Эту тетрадку со своими стихами нам дала 10-летняя Оля в бомбоубежище Первомайска, куда мы возим гуманитарную помощь. Она там живет уже 7 месяцев.
Почитайте ее стихи. Посмотрите на ее рисунки.
И передайте остальным
11051583_10152706643261404_319994684_n

Continue reading

Спасая жизнь

— Неделю назад пришло пять прямых попаданий, не считая котельни.
Посещение первомайской больницы — самое мощное из всего, что видела на Донбассе. Самое страшное и тягостное.
У парадного входа в больницу стоит молодая медсестра и курит.
— Вам кого?
— Мы гуманитарную помощь привезли. У вас же в подвалах люди?
Усмешка на лице
— Мы тут живем. Вам Николая Александровича?
11050888_10152688947986404_584456379_n
Continue reading

«За улыбку твою»

В прошлый раз мы случайно попали в Краснодонский интернат для детей инвалидов.
Эвакуация таких детей в условиях бомбежки в подвалы практически невозможна. Многие дети совсем взрослые, часть не умеет ходить. А работают в интернате одни женщины. Летом снаряды падали в 150 метрах от детского дома. Но никто из работниц не ушел и не бросил детей.
Эти женщины — герои. Не бросить детей, остаться с ними без зарплат, под обстрелами мыть горшки, успокаивать их — только настоящие Люди на такое способны.
Тогда мы попали туда совершенно не подготовленные, с какими-то сосательными конфетами, которые оказалось детям нельзя давать, и нелепыми игрушками, которые и подарить невозможно.
Совершенно не знали как общаться с подобными детьми.  Бегала между ними и в панике мяла пальцами шоколадные конфеты, пытаясь положить им их в рот.
После поста про этот детский дом, мне отписало много людей с желанием помочь.
11005688_10152669572231404_835030126_n
Continue reading

Только не плакать!

Но это не грустный пост. Наоборот.
Написала недавно историю героической и потрясающей Черных Любовь Михайловны из Луганска. О том, как она потеряла в результате обстрелов ногу и руку, когда помогала на птицефабрике вытаскивать трупы кур. Летом, когда была угроза заражения города от инфекции.
Когда мужчины отказывались идти выгребать гниющие тела птиц. Когда там находиться больше 15 минут было нельзя. Люди теряли сознание. От запаха, смрада, жары. Это все почти под постоянные обстрелы города.
Любовь Михайловна под градами и ураганами помогала. И лишилась ноги и руки.
Когда мы навестили в ее доме в поселке Фабричном, она попросили одного: «кресла бы, весной это надо отдать, да и колеса сломаны — почти не ездят».
И знаете что?

Continue reading

Кровавое перемирие

На центральной площади Первомайска снарядов больше в два раза с момента последней поездки месяц назад.
Это только малая часть, из того, что прилетело в город.
Саша из комендатуры бросает вскольз:
— Многие пришли сегодня ночью…
— Так перемирие в полночь сегодня началось?
— Ровно за пять минут до него, пропахали пол центра города градами… Отмечали по всей видимости. Били до 3 ночи на радостях.
Где-то на заднем фоне гул и ухание. Гупание, как здесь говорят.
11004203_10152660825291404_2073981201_n
Continue reading

На войну

— Грады бьют.
Мы гоним по трассе в сторону Луганска. Ночь. Сижу в машине Ростислава — ополченца из комендатуры Первомайска, который нас встречал на границе. Без пропусков проехать невозможно.
Ночью комендантский час.
Ребята в груженной гуманитарной помощью до отказа машине едут за нами.
Ростислав выжимает педаль до предела. Ни малейшей реакции на лице. Спокойствие и глубокая усталость. Рядом с ним его девушка — у нее начинается истерика. Ребята отстают.
Смотрю в поле через стекло. А там огненные залпы. Раз, два, три, четыре… Как сосчитать? Скорость огромная. Как по телевизору, только я не по ту сторону экрана. А здесь, в поле, с градами и моей крохотной жизнью, которая стала важней всего в мире.
По телу проходит судорога и лицо парализует.
Continue reading