Здесь люди! Не стреляйте!

— Ира, не плачь! Не стреляют, показалось!
На кухне раздача еды. Люди пришли со стеклянными банками на социальную кухню.
Подхожу к женщинам — работницам столовой, протягиваю пачки с гигиеническими прокладками. У второй, подруги Иры, потекли слезы.
— Миленькие, спасибо!
— Да за что… Давно стреляли?
— Да вчера вроде из градов лупили.
— Так перемирие, нет?
Скулы сводит. Вдруг опять будут?
Они же смеются. А потом опять слезы.
— Господи боже, они же знают, что бьют по нам! Что же — у них матерей и детей нет?
Слезы у всех в Первомайске близко. Много не надо. Почти каждый на надрыве и боли. Боли, которую не передать и не донести. В осаду город попал еще 22 июля. С тех пор до 9 декабря жил под постоянным, каждодневным обстрелом. Сейчас перемирие, но жители говорят, что постоянно слышат то залпы, то просто стрельбу. Бывает, что и бомбят. Полгода живут в ужасе, страхе и смерти.
PC283729
Continue reading

Место встречи изменить нельзя

Тролли никогда не выводили меня из себя. Никогда.
Почти ничего не читала и игнорировала из того  поста.
Некоторые все же читала, и мужу зачитывала. Смеялись даже.
Да вообще все было нормально.
Даже в фейсбук, после того, как вызвалась собрать и доставить гуманитарную помощь в Первомайск, начали писать в личку с угрозами. На долю секунду ёкнуло, конечно, но ушло. Не задело.
И вот вечером сижу, и вдруг как накатило. Разрыдалась. Понимаете?
Просто села, и разрыдалась.
Ноги и руки ватные, а слезы ручьем. Захлебываюсь, и остановиться нет никаких сил.
Реву, и даже не понимаю — почему?

Continue reading

Теория «червя»

Раньше думала, что человек, по своей природе сволочь. Точнее не так. Сначала долго думала, что «человек по своей природе добр» — книжек обчиталась. Думала, что надо просто докопаться до этой его части. Потом разочаровалась, и пришла к теории сволочи.
Потом углубленно занимаясь буддизмом, долго медитировала над «Человек по природе своей Будда».
Да это же пустота! — решила я.
Ну точно- человек, по своей природе пустота. Потом со временем еще поняла.
Просто к этой пустоте подселяется что-то другое. Одно время, теоритезировала, что это говно навоз. Оно он расползается и начинает чадить. С другой стороны, отходы эти в людях то есть, то нет. Теория, получается, не работает.
А тут поняла. Мы рождаемся, и нам в придачу дается червяк. Да-да, червяк. Может аскарида какая, или солитер.
Может быть мы и есть этот самый солитер. По природе своей.
Обычный такой, червяк. Тупой, извивающийся, примитивный. Он исчадие ада, если таковой есть. Хочет убивать, насиловать, бить, кричать и чтобы всем вокруг было плохо. Очень плохо. Потому что он этим питается. Это его еда. И чем больше грязи в жизни человека, тем червь больше и больше. Вот кто получается сволочью. А человек — Будда, ну или бобр, тьфу, т.е. добр.
Но с червем выходит проблема. Червь, когда складывается вокруг всё хорошо, спит, а точее дремлет. Тогда человек не хочет убивать, насиловать и бить всех. Человек спокойно смотрит на мир, кушает и радуется.
Когда тело чувствует комфорт, червь, усыпленный теплотой и комфортными условиями, разрешает пустоте вашей жить как она хочет.
Но на самом деле ситуацию он пасёт. Одним глазком нет-нет, а присматривает за окружающей ситуацией.
Потому что изворотливый и хитрый. И еще ему очень хочется не спать. Но тяжело, когда всё в порядке. Природа у него такая — спать когда все хорошо.
Например. В метро:
Continue reading

Август. Крым

Прошел тропический ливень, и…
Одномоментно в Крым пришла осень.
Краски стали более насыщенными, воздух более прозрачный.
А еще появилась присущая только концу сезона легкая щемящая тоска.
Про любимый полуостров могу писать бесконечно.
Но именно этим летом он наполнен грустью, как никогда.
DSC04731 2
последние сводки

Письма из Донбасса

Как-то решила, что не будет в моем жж политики. И не будет.
— Дунь, а из чего делать будем греческий салат?
Мой друг уже полгода не может устроится на работу банковским аналитиком.
А другой друг не может выбрать куда ему поехать отдыхать — в Голландию или же на Кипр.
Я переживаю за ссадины ребенка и как купить подешевле билет домой.
Жизнь течет. Везде.
Такая простая. С детскими какашками, любовными историями, страстями. С предательствами и разочарованиями. С рядовой работой, с подсиживанием коллег, с болезнями…
Даже там.
Где война

У меня там друзья. Созваниваемся, и рыдаем. Списываемся, и опять рыдаем.
Лид, Саш — с меня инжировое варенье, скоро пойдет урожай, я все помню. Надо только довезти…

Немного из писем от разных друзей, живущих в зоне боевых действий в Луганской области:
Continue reading

Запах боли

Сегодня открыв фэйсбук, в очередной раз натолкнулась на сообщение о сборе помощи для смертельно-больного раком ребенка. Быстро отмотала, как бы не заметив, и стала читать новости о Крыме.
А ведь вдруг на минуту, случайно, на долю секунды задумалась, ну вот состарюсь, и буду умирать. И что? Что я?
Читала много про Крым, когда он был присоединен к России? Постила свои луки?
И поняла, что добрых дел в своей жизни совершила всего два. ВСЕГО два. Добрых дела.
Одно из них, когда пошла сдавать кровь на тромбоциты одному ребенку детей знакомых знакомых. Ребенку, больному тяжелым заболеванием. Когда стала заполнять графу, и увидела жуткий список того, почему не могу стать донором. Я соответствовала далеко не всем параметрам, но парень забиравший кровь сказал «пойдет, и такой нет». Помочь, к сожалению смогла мало — процедура забора тромбоцитов из крови длительная, несколько часовая. У тебя забирают сначала 50мг крови, прогоняют через аппарат, выбирают тромбоциты, и опять вливают кровь. Процедуру повторяют по-моему раза четыре, может больше. У меня смогли только один раз взять, вены оказалась тонкими, и после первого же вливания, одна из них лопнула. После чего ходила с героиновым синяком под логтем и на меня косились в метро.
А второй случай, наверное, его стоит назвать первым и самым главным в моей жизни Continue reading