Выжить среди руин

Всегда была человеком, который не верит в судьбу.
Для меня есть человек, его воля и борьба.
Чудеса были связаны с конкретными людьми.
Но вот после истории с Сергеем Владимировичем, начала задумываться.
В последнюю нашу поездку на Донбасс, нам дали его адрес, чтобы отвезти гуманитарную помощь (читать здесь).
Адрес, это, конечно, громко сказано.
Его дом в Хрящеватом еще в августе был разрушен под основание артобстрелами.


Сергей Владимирович Куценко живет один в бараке, без света, газа и воды. При том, что ходил вообще с трудом. А еще постоянные боли.
У него прогрессирующий полиартрит. Самое ужасное, он совсем один. Развелся еще 20 лет назад.
После посещения, спасибо Гале Созанчук, нашли сразу костыли и завезли Сергею Владимировичу. Его же костыль — сломанный, и постоянно подворачивающийся. Один. Весь перемотанный изолентой.
После нашего отъезда в Москву, с Сергеем Владимировичем случилось страшное.
Он упал, в результате чего у него открытый перелом ноги. Кое как дополз до себя, и там сутки пролежал в таком положении. Телефон был разряжен, связаться ни с кем не смог. Подробнее читать здесь.
Очень хорошо помню дорогу к бараку, где он жил — вся в колдобинах. Не дойти.
Сергея Владимировича положили на операцию, после чего ампутировали ногу. Спасти не удалось.
Слава богу Женя, мой друг в Луганске, заехал к нему в барак проведать. Там он узнал, что случилось, и что Куценко в больнице.
Они с Леной постоянно к нему приезжают. Привозят домашнюю еду — борщи, пирожки. Говорят с врачами, следят за лечением. Мониторят ситуацию.
Почти сразу понадобились лекарства — в больнице дефицит даже обычных мочеточных катетеров, не говоря уже об остальном.
Часть лекарств Женя достал в Луганске по своим связям, часть подвезем  в мае в следующую поездку.
Некоторое необходимое мы почти сразу купили и выслали луганским автобусом из Москвы.
Он выжил, но состояние стабильно тяжелое. Температуры уже нет. Появился аппетит.
Самое печальное, непонятно зачем жить. Какой-то беспросветный ад.
Свой дом уже не восстановить — ни денег, ни сил, ни здоровья.
Если он вернется в свой барак, где нет ничего, то его ожидает незавидная участь. Ни отопления, ни воды — ничего.
А теперь нет и ноги.
Воли жить толком и нет.
Честно сказать, я не знаю, куда девать одиноких стариков, оказавшихся в таком положении. В Луганске, кажется, это без шансов. Вот если бы в Россию куда-то перевезти. В какой-нибудь дом престарелых, или что-то в этом роде? Он предварительно согласен.
Может быть кто-то может помочь с этим? Подскажете?
Друзья, читающие, неравнодушные! Пожалуйста, давайте попробуем что-то сделать для Сергея Владимировича?

А еще все время думаю, ведь не случайно же мы попали тогда к нему? Судьба? Предопределение? Или же случайность?

Это мы с Сергеем Владимировичем в бараке, еще до падения и последующей после него ампутации.
Никогда не забуду его лицо, глаза, когда мы привезли костыли. Я, как дура, пыталась улыбаться — зачем ему мои сопли и слезы? И он улыбался в ответ. Плакал, и улыбался. И называл доченькой…

11139490_10152778787101404_12871589_n-2.jpg
Если вы хотите присоединиться к помощи, пишите в личку жж, в фб или на почту — littlehirosima@gmail.com.
По всем вопросам помощи, читать здесь

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *