Счастье помогать

— Дуня, мы посылку для Оли привезли, там письмо внутри.
Дома бардак. Тюки вещей, горы памперсов до потолка, коробки со смесями, пюре. Инвалидные кресла, детские коляски.
Дарья — приехала с пакетами и коробкой на метро. Я в суматохе убрала коробку и не поняла для кого она. Имя пропустила мимо ушей.
Сначала решила для Кристины — девочки, больной диабетом, для которой собирали шприцы и тест-полоски для глюкометра.
А потом заколебалась. Дарья, каюсь, заглянула… и прочитала… Вы уж простите… Не смогла не прочитать…
Оля — это девочка, которая живет в бомбоубежище Первомайска. Ей 9 лет, и она пишет стихи про войну и ее жизнь в осадном городе, тетрадку с которыми она нам подарила, разрешив опубликовать.

Коробка была набита всякими вкусняшками — конфетами, какао, шоколадом. А еще там лежала папка, а в ней блокнот и ручка. Орудие поэта.
И письмо.
Дарья работает в музее Льва Толстого. Музей собрал для девочки коробку со сластями.
— Все, что успели. Только узнали, а вы уже уезжаете…
Дарья написала Оле, как настоящему поэту, послание из Москвы. Понимаете? Обращение к писателю, коллеге.
Я сидела, читала, и моя улыбка расплылась до ушей.
К письму она приложила рассказы своего 10-летнего сына Вани.
— Может Оля напишет ему письмо? Он пишет, уже даже публиковался. Может будет переписка?

В Олино бомбоубежище мы мчались под дождем.
Но там ее не оказалось. Мы поехали искать. Коробка лежала рядом, и я не выпускала ее из поля своего зрения.
На улице шел проливной дождь и была пустая улица.
Вдруг вдалеке увидели маленькую, красивую улыбчивую девчонку с спортивной сумкой на перевес.
Мы выскочили под ливень и побежали к ней, как только увидели. Почему-то даже не доехали.
Она такая маленькая, аккуратненькая… Хотелось ее обнять.
С нами поехал красивый мальчишка из ее бомбоубежища, чтобы помочь найти.
— Оля, это тебе, из музея Льва Толстого в Москве передали. Знаешь Льва Толстого?
Смущено прячет глаза.
— Не знаю
— Это великий русский писатель. Один из самых великих. Из Москвы посылка ехала специально к тебе. Там прочитали твои стихи. А еще тебе письмо.
Оля начала тушеваться… И улыбка, как будто губы подвязали на ниточки — не уходила))
И рассказали ей, Даш, про вас, про музей и Ваню.
Мы все стояли под дождем и хохотали. Пихнули эту коробку, а она ее сжала, и не выпускала, как священную ценность.
Дарья, в следующую поездку мы обязательно заедем за письмом для Вани. А то Оля не успела.
Многие сейчас пишут, что у меня большой стресс от поездок и что могу выгореть эмоциальнально.
Открую тайну — я как штепсель, который воткнули в розетку.
Меня просто разрывало и разрывает от радости на части, после подобных историй, частью которых я невольно стала.
Знаете что за счастье помогать людям?
Ну а всем детям бомбоужеща мы тоже передали пакеты с подарками — игрушки и конфеты

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *