Женщины и война

Друг написал в личку про поездки в Луганск: «Стоит ли это того? Олигархические кланы ведут разборки. Гибнут простые люди. История стара как мир«.
Даже как-то растерялась. Что могу сказать? За последние несколько недель, от друзей это главный вопрос — зачем рисковать?
На это могу ответить одной историей.
Есть такая Черных Любовь Михайловна, 53 года рождения.
Continue reading

Здесь убивают

— Женю Ищенко убили, с ним погибло три волонтера из Москвы.
Кладу трубку, и ноги подкосились.
Все родные и близкие начинают в панике звонить.
Мы ли это? Могли бы быть.
Но мы еще только движемся по ростовской области, мы в перегруженном фургоне с гуманитарным грузом для Донбасса.
И полная неясность.
— Не езжай! Там бомбят, все говорят надо уносить ноги!
— Мама, все в порядке.
Стискиваем зубы и едем.
Хрящеватое
P1244487
Continue reading

Жива

Друзья, и все те, кто за меня переживает!
Со мной все в порядке. Мы в Первомайск не поехали — там очень тяжелая ситуация. Постоянный обстрел города, причем в жестком режиме. В соседних Стаханове и Кировске ситуация не лучше, если не хуже.
Ищенко действительно убили, и с ним трех волонтеров из Москвы. Подробности потом.
Мы все в шоке до сих пор.
Сейчас я в Луганске, все хорошо.
Интернет плохой, поэтому напишу обо всем уже по приезду в Москву.
Спасибо вам всем!
Иду кушать утку и пить смородиновую наливку. Ваше здоровье.
Люблю вас

Заметки с войны

В моей жизни за последний месяц произошли глобальные изменения.
Окутал такой мрак, что сложно передать.
Многочисленные истории, услышанные в Новосветловке, Луганске, Первомайске не дают покоя.
Детские лица, надписи на домах, бабушки еле шагающие по лестницам за хлебом, дома с разрушенными подъездами…
Больше всего в мире хотела бы расслышать эти истории. Забыть эти лица. Хочу ходить по магазинам и кино, и спорить яростно в интернете, как раньше, о том, кто прав, а кто виноват.
Но с другой стороны — это жизнь, и я ее должна знать. Запомнить ее. Все мы должны знать, и не отворачиваться. Не прятать голову, и понимать: война — это, черт возьми, не сводки с мест, не бравурные заявления главнокомандующих. Война — это вечная боль и страх.
— Летом мы хоронили трупы в огородах. Такая бомбежка шла, что у дома могли только закопать… А в городе стоял трупный запах. Сколько погибло — до сих пор неясно. Бывает, что тело может лежать в квартире долго. И никто не знает. Может до сих пор где-то кто-то лежит…

Continue reading

Сбор гуманитарной помощи

Всю мою жизнь гуманитарная помощь оставалась чем-то из детства. Тушенкой, киндер-сюрпризами из начала 90ых. Когда американцы высылали еду, а мы стояли за ней в очередях. Это были пакеты сухого молока, какие-то коробки, а еще игрушки. Что-то из детства. Что-то такое далекое. Тогда и услышала слово «гуманитарный» в первый раз. Были тяжелые времена и было туго. Но мы не голодали. Был дефицит, не хватало много чего. Но мы жили. Это помогало, но не спасало.
Но я никогда в жизни не могла представить, что настанет в жизни момент, когда увижу, что гуманитарная помощь —  единственное, что помогает выжить. Моя подруга Оксана, написала у себя на страничке в сети: «впервые в жизни на купюру в 100 рублей я посмотрела как на 2 пачки макарон, которые способны прокормить, пусть и недолгое время, людей»
Мне так хочется писать веселые посты о моем детстве. Мне так хочется вывешивать фотографии из моих путешествий. Мне больше всего в мире хочется, чтобы не было повода для сбора денег и этих постов.
Continue reading

Новым подписчикам и френдам

Для тех, кто меня зафрендил за последний месяц.
Хочу сразу сказать — это блог не о Донбассе или Украине. Это блог не о гуманитарной помощи.
Это мой блог. Блог о моей жизни.
В общем, в верхем посте обо всем сказано. Скоро придется его, видимо, переписать.
Но повторюсь —
здесь пишу том, что меня волнует, о моих детских историях и воспоминаниях. О моей дочке.
О моих бесконечных вляпываниях в передряги и истории. Об океане, море, погружении, заплывах и горах.
О моем родном Крыме. Любимой ЮАР. О других странах.
Мои рассказы, зарисовки, очерки и фотографии. Да, я люблю фотографировать.
Но еще больше люблю писать. Безудержно, и уже просто не могу этого не делать. Как болезнь и зуд.
По меткам слева от ленты все можно найти.
Сейчас, волею случая (а может судьбы?), решила помочь людям в Первомайске. И буду это делать, пока вы будете в этом мне помогать. Continue reading

Геббельс о войне

Пост о моей поездке в Первомайск вызвал изрядный ажиотаж.
Особенно среди моих друзей и знакомых.
Многие в личку стали писать, мол, я адовый сотона, разжигаю, призываю к ненависти в своих постах. На моих руках кровь. Геббельс, чо.
Оправдываться совершенно не собираюсь, потому как в своих текстах не вижу ничего политического.
Написала то, что видела и слышала. Ни больше, ни меньше. В текстах всегда прямая речь, поэтому читатель, имеющий голову на плечах, всегда вычленит нужное и сделает свой вывод сам.
Кто считает, что я вру — пусть едет и проверит сам. В противном случае пусть молчит.
Кто считает, что даю лишь какую-то часть реальности отчасти прав — потому что

Continue reading

Помощь Первомайску 2

Вот мы и отвезли вторую машину с гуманитарной помощью до Первомайска.
Как ясно из предыдущего поста, в этот раз поехала сама до места.
Пусть этот пост, будет постом радости и торжества над человеческой мерзостью, которая сейчас окружила плотным кольцом.
Люди продолжают и продолжают писать. Предлагают помощь, пишут из разных городов, в том числе из Киева. Многие разных позиций.
Друзья, люди, нет — Люди! Что я могу сказать!
Безумно рада, что вы есть!
И благодаря вам, и только вам, повезем третью машину!
Наш кортеж
PC263168
Continue reading

Здесь люди! Не стреляйте!

— Ира, не плачь! Не стреляют, показалось!
На кухне раздача еды. Люди пришли со стеклянными банками на социальную кухню.
Подхожу к женщинам — работницам столовой, протягиваю пачки с гигиеническими прокладками. У второй, подруги Иры, потекли слезы.
— Миленькие, спасибо!
— Да за что… Давно стреляли?
— Да вчера вроде из градов лупили.
— Так перемирие, нет?
Скулы сводит. Вдруг опять будут?
Они же смеются. А потом опять слезы.
— Господи боже, они же знают, что бьют по нам! Что же — у них матерей и детей нет?
Слезы у всех в Первомайске близко. Много не надо. Почти каждый на надрыве и боли. Боли, которую не передать и не донести. В осаду город попал еще 22 июля. С тех пор до 9 декабря жил под постоянным, каждодневным обстрелом. Сейчас перемирие, но жители говорят, что постоянно слышат то залпы, то просто стрельбу. Бывает, что и бомбят. Полгода живут в ужасе, страхе и смерти.
PC283729
Continue reading