ШОК! 100 рублей! Евро!

Захожу вчера вечером с ребенком в подъезд.
В предбаннике перед дверью с кодовым замком, калачиком свернувшись лежит блондинка.
В нос бьет запах паленного самогона.
Ноги в носках, меховая жилетка и чуть приспущены спортивные штаны.
Виднеются черные капроновые колготки и стринги.
— Девушка, что с вами? скорую вызвать?
В ответ глухой сип.
— Ау! Где обувь? Помочь?
Еще более низкий сип.
Тут она на меня поднимает лицо, и я понимаю, — вовсе не она.
С головы сползает парик…

Быстро закидываю ребенка домой, возвращаюсь.
— Мужична, кхм, скорую вызвать?
Мимо пролетает сосед, на ходу кинув:
— Да это транс, мы его сегодня с ментами выкинули из подъезда.
А он приполз, теперь без обуви лежит.
— Помоги, помоги!
Начинает метаться по полу, пытаясь схватить за ноги. Отскакиваю.
Потом начинаются рвотные позывы. У него, не меня. Вхолостую.
— Я проститутка, пра-сти-туууу-ткааааа!
Стаскивает парик, и голова безвольно падает на руки. По телу пробегает дрожь и начинает рыдать. Так жалостливо, что сама чуть не расплакалась.
Вызываю скорую и стою рядом жду, чтобы кто из соседей не забил ногами или не выкинул за забор.
Жду уже 15 минут. За это время он, или же она, становится почти родным.
— Я тебя люблю, дай ручку!
— Тебя как зовут?
Мычит. Жалостливо мычит. За душу берет. Сразу представляю горькую судьбу, подставившего сутенера, скотских покупателей.
— Помоги, помоги!
Поднимает голову, затем руку и щурится:
— А ты красивая девка… Как же плохо!
И ползает туда-обратно по советскому кафелю. Голова утыкается в ноги. Дышать становится тем временем уже нечем.
Открываю дверь, и уже стою на улице жду скорую. Соседи тем временем уже подсобрались, и начинается консилиум.
Подопечный начинает буйствовать и орать, что всех ненавидит. А ведь только что любил.
— А евро-то какой нынче, знаете?
— Да вы что! Что же делать-то? Я все пропустила пока дома сидела!
На заднем фоне хрипы и стоны.
— ПИсать хочу!
— Я тебе пописаю падла! Но евро-то, евро! Как жить-то будем?
В нашу толпу врывается фельдшерский состав из молодых симпатичных ребят во всем синем.
— О, Даша!
— Вы его знаете?
— Не, ну мы в этом районе как-то уже забирали транса. Сказал, что Дашей звать. Мы в ментовку сдали, нам потом ребята рассказывали, что протрезвел и заявил, что зовут Эмануэль, и уходить не собирается «Здесь так много мужчин!».
Фельдшер бросает сигарету и вздыхает.
— Поехали
Берут блондинку под рученьки и уводят в карету. Кричу в след на автомате:
— Даша! Парик забыла!
— Оставь себе…
Действительно, евро уже 100. Ничего лишним не будет.

P5294983

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *