Мой день

Многие не любят его. А я люблю. Когда родилась, был мороз -20. Я была кулем, из которого ползла вверх тоненькая струйка пара, когда синие от холода родители ловили машину у роддома.
А потом подросла, и этот день стал самый любимый. Я его всегда ждала и ждала. Лазила по шкафам в поисков подарков. Родители как-то подарили мне красную плюшевую мышь, которая была рассекречена, с которой спала потом до университета. А потом как-то Сергеич заявил, что это старый хлам и пылесборник, и выбросил ее.
В универе этот день всегда проходил с треском. ДАС (университетская общага, в которой, я впрочем, не жила, но проводила много время) горел и гудел. Полы были липкими от вина, стол завален сайрой и оливье с докторской колбасой, а углы пластиковой посудой. Дома же мама неизменно готовила свой фирменный пирог и пиццу, и всегда приходили толпы. Мы бегали со швабрами по улицам, висели в метро к верху ногами на поручнях, лазили на крышу ГЗ.
А когда все стали степенными и взрослыми дядями и тетями, я все равно люблю этот гомон, разговоры, нежданные приходы. Не прочь устроить битву на вениках на улице, залезть куда-нибудь, куда нельзя. И… конечно тоже хочется полазить по шкафам в поисках подарка…
Иногда хочется забыть его, особенно когда понимаешь какие цифры на  тебя ползут, а молоденькие девушки называют тебя женщиной. И когда тебя ребенок грозно спрашивает «А что ты мне подаришь?», не принимая никаких аргументов, что ее день рождения только недавно прошел.
Continue reading

Кейптаун, я скоро

Бывает так, что не можешь делать то, что хочешь. Бывает так, что надо делать то, что не хочешь.
Но это все риторика, лирика…
А бывает так, что ты спишь, а во сне к тебе приплывают киты и пингвины.
Кейптаун, я скоро, я буду скоро

Continue reading

Пихора навсегда

Разбирала я на днях стенной шкаф, и наткнулась на старое барахло, томящееся в нем еще с моего детства.
На фоне разбора, Феодора пыталась определиться с выбором платья в садик на следующий день. Каждый раз, советуя ей, шагаешь по тонкому лезвию.
— Нет, это не надену, здесь пуговицы! А это темное, я не люблю темное! Хочу розовое!!
Юбки, платья, сарафаны, костюмы летят в разные стороны, выбрать, конечно, очень тяжело.
Я же выгребаю со дна сундука свое платье снежинки, сшитое мамой из белой простыни. Руки мои задрожали от драгоценности и святости вещи. Вообще-то,  снежинкой я была в саду, а в первом классе почему-то меня одели в костюм клоуна. На самом деле не почему-то, а просто потому что кто-то его отдал, а снежинка уже не лезла. Надо сказать, что костюм был прекрасный, но ощущение, что я полный лузер не покидало меня еще очень долго. Я уныло ходила в своих помпонах с розовым носом на фоне принцесс, красных шапочек и мальвин. Постфактум, можно конечно утверждать, что у всех были дешевые синтетические платья из Китая, но тогда они казались мне вершиной творения. Клоун же пришел из ада убить меня и опозорить.
Феодора тем временем: «Мам, клетчатую юбку не хочу надевать, где мой сарафан с цветочками?»
И тут, сердце мое сжалось. На дне сундука лежала… Пихора!
Continue reading