Капиталист

— Монетка!
Колбасень бросается через всю улицу, выхватывает копейку, застрявшую между плитками и победно протягивает мне. Прохожие оборачивается, и с недоумением смотрят на нас. Прячу глаза, и делаю вид, что никакой монетки не было.
А во всем виноват Сергеич, который в Кейптауне решил собирать найденную мелочь, и потом на нее купить сувенир. Они вдвоем, как сканеры, способны различить деньги везде. Особенно там, где я не замечу даже огромного кошелька, набухшего от банкнот, карточек и фотографий.
У них было заведенно особое место в шкафу, где со временем обосновалась огромная куча звенящих пиастр.
Я регулярно зарилась на эту кучу, в поисках мелочи для покупки билетов на метро или мороженого на пляже. Застукав меня на преступлении мне так же регулярно выгрызался мозг, после чего требовалось вернуть все ровно в том же количестве, сколько было изъято. Причем желательно было возвращать монеты тех же достоинств. Проступок никогда не забывался. Куча была святая, неприкосновенная и запретная для моей персоны.
Они вошли в такой раж, что могли специально перейти дорогу, если там могло оказаться что-то ценное. Со временем куча стала большой и представительной, в ней были не просто все номиналы, туда даже попадались редкие экземпляры, ходившие еще при апартеиде.
и к чему все привело

Когда меня не было (часть 2)

Публикую продолжение истории десятилетней давности (о ней писали в СМИ) о том, что пережила наша группа в снегах Заполярья. Только после этого я поняла, почему герои Джека Лондона прятали сухари под матрац после спасения. И я до сих пор помню, как еще много времени не верила в  то, что мы выжили, не верила в реальность окружающего мира. Это ощущение я помню во всех нюансах до сих пор…

Надежда ушла

Я не знаю как ребята, но я даже помню когда потеряла надежду. Это случилось в тот день, когда по идее мы должны были сесть в поезд и поехать домой после похода. Хотя нет, я вру. Это случилось в тот день, когда мама должна была встретить меня на Ленинградском вокзале в Москве. Я ее не предупредила, и она не знает, что я еще жива. Ведь телефоны ловятся везде в Хибинах. Хуже, наверное, в мире ничего не может быть. Я лежала в спальнике, и периодически сползала вниз, чтоб никто не видел, и плакала. Плакала горько. Мне было очень плохо. Плохо за маму, которая меня хоронила. Было стыдно перед ней. Мы включали телефоны, но они не работали. Я все время думала о маме.

А еще я думаю, что человек такой маленький и одинокий в этом мире. Мы стоим не так уж далеко от цивилизации, и ничего не можем сделать. Нам могла помочь только погода, и она этого не делала. Хибины считаются одним из самых популярных маршрутов среди туристов. И самых исхоженных.

Мы стоим в снегу, и ничего не можем. Это, наверное, самое страшное в этой ситуации. От тебя ну просто ничего не зависит. Тебе надо ждать. Это невыносимо, ты находишься в постоянной борьбе с собой. Когда лежишь в палатке, кажется, что вот именно сейчас может расчиститься что-то. Но ты не выходишь. Ты ждешь положенного часа, и после, возвращаясь в палатку, тебя никто не спрашивает «как?». Все и так знают «как»!

Continue reading

Когда меня не было (часть 1)

Все события и герои реальные. История произошла с нами около 10 лет назад, и записана не так давно, поэтому что-то опущено, что-то недосказано, а что-то и забылось. Для меня это одно из самых знаковых событий в моей жизни. Рассказ был уже опубликован в одном из журналов, но решила выложить здесь. Итак…

Сейчас мое дежурство. Утро — 7 часов. Каждый раз, когда моя очередь, внутри меня всегда что-то щемит. Утро — лучшее время. Потому что только утром появляется надежда, что мы выживем.

Только утром нет чувства безысходности, которая весь день пребывает с тобой, съедает тебя. Только утром ты радостно открываешь глаза и веришь, что сейчас произойдет чудо, и погода наладится, и ты наконец выберешься из этого снежного кокона.

Я лежу —  моя очередь выходить. Да, утро лучшее время, но только до первого выхода. А потом становится еще хуже, чем было.

Continue reading

ЮАР на ходу

Сергейсергеич не переносит фотосессий, остановок, и довел меня до такой ручки, что я научилась фотографировать сидя на велосипеде, из окна машины или автобуса, и даже во время пробежки. Аппарат лежит в доступном кармане, чехол закрыт ровно так, чтобы можно было одной рукой все сделать, при этом не разбить технику. Я научилась ездить с камерой в каких только можно позах, параллельно не сбиваясь с маршрута, крутя педалями и даже не отставая. Камера всегда рядом, доля секунды, и когда только половина автобуса увидела закат, он уже у меня на снимке.

Continue reading