Секретные материалы

Помимо того, что в Гурзуфе дислоцируется станция, где высаживаются НЛО, там постоянно творится мистика.
Вот все думают, что Черное море — абсолютно безжизненное? Барабули, ставриды, рапаны и мидии… Дельфины… Самый страшный хищник — несчастная крохотная акула катран, которую мало кто вообще из местных в воде видел.  Расслабились, плаваете ночью и ничего не боитесь? Сейчас узнаете правду
— Вот, Дуня, ты далеко плаваешь? Еще и одна? Не боишься?
— Чего? Кого? Катранов?
— Я тебе сейчас расскажу…
Мы стояли перед калиткой тети Нади в кромешной тьме. В Гурзуфе, поселке на горе, половина улиц не освящена. Лишь скрип дверей, вопли алкашей  и  «Черные глаза» с набережной возвращали меня к реальности.
Зимой тетя Надя гуляла с собакой по набережной лагеря Артека — мечты любого советского ребенка. Погода была знаете, как раз такая, когда обязательно должно произойти что-то страшное. Воздух прозрачный, звенит, мертвый штиль, мягкое солнце.
Никаких свидетелей не было, как и не полагается им не быть в подобных ситуациях. Вдруг собака начала истошно лаять до хрипоты, натянув поводок, отказываясь идти дальше. Упирается, хрипит, и ни в какую — только пытается убежать в обратную сторону.

Continue reading

крымская база НЛО

— Ой, девушка, а вы здесь местная?
Ко мне под тент подполз щуплый мужчина в модной соломенной шляпе.
— Ну не совсем, а что?
— Да нет, просто. Красота здесь, правда?
Я почуяла неладное. Не то, чтобы было чего-то особенного в том, что он изумлялся артековскому пляжу, или Гурзуфу. Но что-то в воздухе стало не так.
Из воды вылез, тем временем, его уже более полный друг, и прилег рядом на кипяточные камни. Соломенная шляпа начал камнями ему нежно массировать спину, жеманно сдвинув в бок коленки.
Феодора, возглавив ватагу воинов каманчи, пронеслась с ведрами воды, вопя, что они «фиксики» и им нужен срочно детский «помогатор».
Мужчины начали умиляться детям, и пододвигаться в мою сторону — тень от тента медленно ползла на меня.
— Ой, а море здесь всегда такое?
— Какое?
— Волнистое.
Continue reading

Принцесса Пират

Настоящие принцессы, они не только и в Африке принцессы. Они даже на дереве, скале или крыше с дранными коленками держат марку.
Да, да и обязательно в розовых кофточках, рюшах и стразах.
— Мама, сними эту кофту, она некрасивая, не видишь?
— Ма, ну ты что не понимаешь? Принцессы такое не наденут никогда? Никогда! Я умру!
Хотя непонятно, как теория розовых платьев уживается в голове этого ребенка с лазаниями, прыганиями и воплями каманчи.
Принцессы, например, купаются в юбках.

Continue reading

Женщина, прыгай!

— Давай прыгай!
— Подожди, тут же женщина стоит…
Женщина была я…
От шока, я пропустила ее — молоденькую девушку в ярко-малиновом купальнике на край скалы. Та, подхихикивая, спустилась ниже, и затем звучно шлепнулась в воду пятой точкой. Я же еще полчаса не могла прийти в себя от такого обращения. Что уж тут — полчаса, до сих пор зубами скреплю.
Но я отомстила малиновой, блеснув перед знойными юношами на катамаранах, проезжающих мимо, прыжком с высоты
P8181748
Никогда, никогда не зовите ни одну женщиной женщиной! Помните, она всегда девушка, даже если она мерзкая продавщица в овощном ларьке, или ей вставная челюсть мешает улыбаться, и неясно с ней внук или правнук.

Фотозабеги

Я, конечно, понимаю, что сейчас все писатели, и все фотографы.
Но мое участие в фотозабегах в одной из групп было продиктованно не претензией на художественность, а скорее азартом. Ужасно затягивает. Серега меня ненавидел, пилил за каждую остановку у помойки, бомжа или же куска деревяшки. Больше всего я получала по шапке, когда пыталась заставить его самого что-то изобразить. Но у меня был другой благодарный позер.
Вот некоторые из них, в смысле из фотографий
Тема «Автопортрет». Час мучений и гневных воплей за дверью ванной, и оп-ля-ля!
P5011934 copy
Смотреть дальше…

«Смерть Мурлыки», или как стать альфа-самцом

Когда-то, когда я еще ждала Колбасу, у нас гостили на даче друзья. Нет, не так. Гости у нас ошивались всегда.
Я была в ссылке уже с огромным пузом, в то время как Сергейсергеич зарабатывал на пропитание своей семьи. Тем временем, в нашу старую и обветшалую саклю, которой уже более ста лет, съезжались гости. Помимо романтического сортира на улице, отсутствия горячей воды (бойлер конечно же зимой сопрут наркоманы!), и полевой кухни на улице, у этой дачи был, и самое главное есть, один неоспоримый плюс. Она находится в Крыму, в Гурзуфе. История попадания сего «поместья» в наше семейство достойна отдельного рассказа.
Мы частенько сидели под алычей и инжиром, пили вино (я временно в этом не участвовала), говорили о высоком и смотрели непристойное кино. В один из таких дней в воздухе появились оттенки чего-то тухлого. Я безапелляционно рапортовала про это чего-то:
— Это соседи сушат рапанов!
Я конечно бесспорный специалист по воняющим рапанам (это такие моллюски в раковинах). Мы все детство каждое лето проводили здесь, и ловили их в больших количествах. Помимо того, что рапаны хороши поджаренными с луком, их раковины можно весьма прагматично использовать. Что мы с успехом и делали. Раковины сушились, затем покрывались моими братьями лаком, а затем продавались «подыхайкам»  (так до сих пор местные зовут отдыхающих) в качестве сувениров. Иногда на картонку можно было приклеить к рапану для композиции еще гальки и краба, тоже засушенного и отлакированного. Учитывая суровые времена 90-ых, помимо дохлых рапанов и крабов, мы впаривали на подходе к пляжу ведрами алычу, а также картины собственного производства. К сожалению, мои картины могут найти признание только среди каких-нибудь абстрактных экспрессионистов — я бездарна да еще и мала была тогда, поэтому продавались работы только одного из братьев.

Continue reading

В Крым!

За последние 5 лет я первый раз еду в поезде с ребенком на отдельных местах. Нет, я даже поверить в это не могу!
Берем билеты мы  всегда в самый последний момент, когда их в принципе не бывает. В итоге боковушки у сортира, где ты скрюченный лежишь с ребенком, а всю ночь над ухом бьют дверьми. А ты почти падаешь в проход. Апофеоз подобных поездок был полтора года назад, когда мы ехали в сам Новый год, где за полчаса перед «курантами» один гражданин звучно блевал в сортире, а собственно в 00 часов, проводница чертыхаясь мыла его отходы перед нашим носом. А еще через какое-то время началась поножовщина в тамбуре.
Вообще, я убеждена, чтобы познать быт и культуру страны — необходим общественный транспорт, при чем как в самом городе, так и на дальние расстояния. Такое вот у меня пристрастие. Ну вы, наверное, заметили по количеству зарисовок в поездах ЮАР)
плацкарт…

Оренбургская мистерия

— Пойдем смотреть газозавод? Самый большой в Европе!
Мы пошли в последний вагон поезда Москва-Оренбург. До конца дороги оставался час.
— Самый лучший вид зимой и обязательно ночью.
Ночью? Зимой?
По дороге, пышнобюстая проводница с малиновыми губами поинтересовалась, чего бродим между вагонами — почти приехали же.
— На завод пришли смотреть…
— Чего смотреть-то на этот крематорий? Время только тратите.
Закатив глаза, пошла закрывать туалет.
Тем временем мы встали в тамбуре. Поезд стучал и ничего не было видно. Начался снегопад. Я, честно говоря, ничего не понимала. Зачем мы тащились через весь поезд и стоим мерзнем?
Как вдруг, во тьме за окном стали видны исполинские факелы. Ночь озарилась оранжевыми флагами во вьюге. Огромные газовые трубы испускали не просто огни. Не просто свет. Появилось ощущение, что мы спускаемся в ад, в самое его пекло. Из «столбов» вырывались многометровые пламенные шлейфы, настолько поражающие своей мощью, что невозможно оторваться от стекла. Мы на подъезде к Нему.

Continue reading