Бабуины Кейпа

Юля читала, когда внизу раздался жуткий грохот. Грабители? Схватившись в телефон и оцепенев от ужаса, она забилась глубже в угол.
Сначала послышались непонятные шевеления, затем на пол начала падать посуда.
Резкое открытие двери, и ясно, что из холодильника всё полетело в разные стороны. В тоже самое время стали слышны звуки падающих тяжелых предметов о кафель. Глухой удар упавших яиц и чмокание мягкой упаковки из-под молока. То ли рис, толи пшено полетело об стены, пол и все, обо что можно встретиться.
Что-то тут не так. Присев на четвереньки она медленно подползла к лестнице и попыталась выглянуть.
Упала челюсть, онемение от неожиданности — все это не выражает удивление: внизу орудовала банда бабуинов.
Первыми полетели тапки. Самый здоровый — альфасамец — не посмотрев даже в сторону лестницы продолжал пожирать макароны из кастрюли. Мелкий бабуинчик меж тем влез в морозилку, и выволок контейнер с мороженым. Ловко открыв его прицеленной рукой, словно делал это ежедневно, погрузил в нее морду. Остальные шуровали по всем шкафам и полкам.
Юля схватила стул и швырнула. Пахан меж тем распрямился и стал скалить зубы. Юля дала задний ход, и отползла. Вызвав мужа с работы, она предприняла еще несколько вылазок в надежде хоть что-то сделать.

Continue reading

Мир из окна поезда Кейптауна

Как-то видела фотовыставку «Мир из окна поезда».
Электричка, на которой мы ездим каждый день в центр, едет часть времени вдоль океана.
Хочу показать вам мир из моего окна сейчас:

P2220872

еще фотографии

Я встретила АКУЛУ! и выжила…

Ныряла я, как обычно в бамбуковых водорослях. Ничего не предвещало экстраординарного. Вечерело и до захода солнца оставалось всего-то минут 30.
Чтобы был ясен весь драматизм ситуации, расскажу предысторию.
Кто-то боится змей, кто-то тараканов, кто-то пауков.
Со мной же всю жизнь жили акулы. Периодически они выплывали из-под меня из тьмы воды, или же огромный плавник сбоку заходил и на скорости устремлялся в мою сторону, а потом я просыпалась в холодном поту. Плыву, а подо мной силуэт огромного черного тела… Могу это представить стоя в очереди за трусами, и меня сразу передергивает, и трусы уже не нужны.
Когда я приезжаю куда-нибудь, где есть вода, да,-да — даже пресная, меня интересует одно. Где они тут, твою мать? — Что, нету? Точно? Может иногда? Нету? Обещаете? А если? — Могу достать всех.
Даже на Черном море, где есть только несчастные катраны, я боялась их. Они-то вообще вымирающий вид, и водолазы мечтают их встретить. Я же мечтаю, чтобы они все, как класс, поиздыхали. Простите меня, любители живности. Хотя нет — смерть всем акулам! Continue reading

немного о России и ЮАР

Знаю, ждали историй об откушенных ногах акулами, или выпрыгивающих на берег китах.
Думала даже в очередной раз написать про поездки в метро — они каждый день приносят много радости — то вопли проповедников, то оперное пение, то танцы. Фигу вам
Познакомилась я тут с цветной девушкой Шами — полуиндонезийка, полумалайка. Шами, очень красивая, без  одного жевательного зуба, девушка, напившись мохито по акции — два по цене одного, стала меня зазывать к себе на работу. Работает она ни больше ни меньше как в одном из самых дорогих ювелирных магазинов ЮАР — Шиманский. Нет, ничего не купила я себе, хотя конечно пришло расстройство, что позволить себе я смогу даже самый мутный камушек разве что через миллион перевоплощений, и только после попыток стать наперсточницей или аферисткой.
Когда я пришла, вокруг меня стали все бегать — вам чего?
— Мне —  говорю, —  Шами давайте.
— Пока ожидаете, может быть кофе или шампанского?
Мне стало ужасно стыдно. Знаете ощущение, когда заходишь в магазин, где у тебя не хватает денег даже на носки? Но раз уж зашел, выйти не удобно. Ты начинаешь ходить между рядами вещей, делая вид, что что-то высматриваешь, потом делаешь разочарованный вид — тебе де ничего не понравилось, и гордо уходишь. Сев, и начав прятать пляжные шлепки под стол я заявила, что ничего не хочу — только из ресторана (ага, Сабвей который).
Continue reading

мама Колбасы

Как-то начала смиряться, что я стала бесплатным приложением к госпоже Колбасе Сергеевны. Приходим если куда-то, все сразу давай с ней фотографироваться, знакомиться. А мне камеру пихают — давай, запечатлевай, мол, нас.
— Итс ё дотерс? (ваше чадо?) Со кьюд! (такая прелесть, с смысле дочка, не я)
— Ай фогот, ю Дуаниия? Туна?
Да, блин, я тунец.
Имя мое вообще тут никто и никак не может не то чтобы запомнить, но и произнести. В лучшем случае я Донья. донья Кончита, подери…

Этническая принадлежность моя тоже многолика — от немки (!!!!), заканчивая традиционно бразильянкой.
Вот вчера диалог в метро. Черный беззубый и радостный господин привязался ко мне. Я конечно на всякий случай в сумочку-то вцепилась, ну и бочком, бочком к выходу
— Май тренд!!! Ю фром Джёман?
— Но, фром Раша (из России то бишь)
Чувак по-моему меня даже не услышал и продолжал улыбаться, а я в свою очередь медленно ползти к двери.
— Хитлер, Хитлер! Кантри Хитлер
— Но, фром Раша! Москоу!
Улыбается гад, не пойму — ща убить хочет белую сволочь пришедшую к ним в вагон, то ли правда интересно. Чо сразу Гитлер-то?
— Хау Джёмани?
Continue reading

Колбаса

Мама, ты меня все время спрашиваешь, как там Феодора?
— Мам, я не хочу ехать в Африку! Там злой Бармалей, акулы и гориллы!
— Ты забыла, что акулу можно кирпичом, а Бармалей исправился и его забрали в Ленинград, чему он был очень рад?
— Аа…!
Так и поехали, к акулам, гориллам и жирафам. К Бармалею не по дороге.
После того, как она увидела океан и рванула в него искупаться, а там было девять градусов, интерес к воде потеряла. Зато в Колбасе проснулся юнат. С тех пор она стала грозой всей местной живности. Правда акул от желания с ними поплавать пока еще спасает температурный режим океана, но желание все-таки есть.
Вот давече, проходил мимо нашего дома Тотоша. Или Кокоша? Ну и Колбасень сразу его скрутила, на пасть резинку от денег, и давай мучить. Мы конечно долго уговаривали отпустить беднягу, в итоге пришлось отвозить на крокодиловую ферму.
P2241210
Continue reading